Flamenca (flamenca) wrote,
Flamenca
flamenca

Я приехала сюда в 1998 году...

Сейчас вспоминала о времени, когда я только приехала сюда жить. Мне тогда все нравилось и все было таким новым и заманчивым. Помню, как мне вместе с направлением на языковые курсы вручили в подарок такой лист бумаги, который надо было рвать на купоны, а на них с обратной стороны написано, что с ними можно делать. Один купон - прогулка на катере, другой - поход в зоопарк, третий - поход в филармонию ну и т.д. Цель подарка - дать новоприбывшим возможность познакомиться с Амстердамом. Скрытая цель - продать второй билет в тот же зоопарк или на катер, т.к. человек вряд ли пойдет туда один. :)
На курсах учительница предложила нам купоны вразнобой пока не расходовать, а ходить по возможности всей группой, зачем тратить деньги на билет для жены/мужа, если можно сходить с одноклассниками, заодно и познакомимся поближе в неформальной обстановке. В зоопарк мы сходили всей группой, на катере тоже покатались, а вот музыкальные пристрастия у всех оказались разные. Тогда наша учительница выдала нам по программе филармонии на неделю и велела разбиться на группы по интересам. Любителей Вивальди оказалось трое: я, афганец Фарид и Чукча. Чукчей мы называли тайку Кукай, не потому что мы расисты, а просто уж очень она была наивная чукоццкая девушка. Такая хорошенькая азиатская статуэточка, пока рот не откроет. Так вот пошли мы за билетами на концерт, протягиваем интеллигентной даме с ниткой жемчуга на шее купон. Она мило улыбается нам и говорит, что купоны у нас по 50, кажется, гульденов, а билет стоит 40, так что возьмите по 10 гульденов сдачи. Чукча очень обрадовалась и спросила: "А подеcевле у вас концелта нету?"
А еще Чукча считала, что мы все на одно лицо, особенно марокканцы. У нее установились нежные отношения (в смысле дружеские, но нежные) с одним бедненьким несчастным марокканчиком, который все время мерз, чихал и кашлял и страшно хотел домой к маме, а его злобный батько взял с собой в Голландию, чтобы он деньги зарабатывал и слал в Марокко, и Мохамед время от времени появлялся со слегка побитой физиомордией. В связи с этим Чукча его обнимала и целовала, сначала чтобы пожалеть, а потом уже просто по привычке. Идиллию нарушал тот факт, что она с трудом могла отличить одного марокканца от другого, а ее Мохамед был не то что похож на марокканца - все марокканцы были на него похожи. Поэтому он был не единственный счастливец, поцелованный Чукчей. Зная, что у нее плоблемы с идентификацией выходцев из стран Магриба, она для верности всегда спрашивала: "Ты Мохамед"? Сначала процентов так 20 отсеивалось, а потом Юсефы, Каримы и Али смекнули, что в данном случае лучше пару минут побыть Мохамедом. Девушки у нее подразделялись на тех, кто в хиджабах - Мимуна и на тех, кто без хиджабов - "длугая Мимуна". Иногда к этому описанию прилагались другие эпитеты, например "белеменная длугая Мимуна в зеленом платье".

Мохамед тоже был прикольный, хоть и не такой, как Чукча. Он вообще был незаметный, до того момента, как нам дали задание рассказать о своей родине - о государственном устройстве, климате, животном мире, людях и т.д. Мохамед очень долго готовился и заметно волновался. Откашлявшись, он начал: Люди в Марокко бывают арабы и берберы. Арабы нас не любят и обижают. Государственное устройство у нас монархия. Король у нас араб, поэтому он плохой. Климат у нас хороший, у нас тепло и никто не болеет, как тут. У нас есть разные животные - ослы, бараны, верблюды, слоны, львы, крокодилы, тигры, медведи, жирафы.... Джамиля, она же "белеменная длугая Мимуна" не выдержала: "Ты что, псих? Где ты у нас жирафов и слонов видел?" "Как где, в зоопарке!".

Еще Чукча терпеть не могла, когда кто-то сплетничал. Когда недовольный своими результатами теста турок Эркан разглагольствовал, что он сделает за это с училкой и в какой позе, Кукай, тыча ему пальчиком в разъяренную физиономию, заявила: Нехолосо лазговаливать так у кого-то за спиной! Потом схватила за руку недоумевающую училку, потащила ее к Эркану и заявила: "Малтина, вам надо с Элканом поговолить, а то он на тебя селдится, вам надо помилиться!" Мартина была колоритная личность, у нее было трое детей, все разных цветов- результат поездок в экзотические страны. Меня она возненавидела сразу - во первых, я задавала слишком много вопросов по голландской грамматике, на которые она сама не знала ответов, она была арабисткой и преподавала голландский из-за нехватки учителей голландского, а во-вторых, я подло рассказала двадцатилетнему иракскому красавцу Самиру, на которого пятидесятилетняя Мартина положила глаз, что если он откажется "позаниматься голландским" у нее дома, то он вовсе не завалит тесты, т.к. тесты проверялись анонимно. Самир вздохнул с облегчением, потому что боялся, что при дневном свете он с таким сложным заданием не справится, бо у задания нос хоть и поменьше, чем Боинг CV-22, но все-таки побольше, чем утюг.

Самир нравился не только Мартине, но и Тому, нашему второму учителю, хотя и не только Самир, Том вообще не был однолюбом. Учащиеся его терпеть не могли, но не из-за его ориентации (арабско-персидские юноши нюх на это дело пока выработать не успели, для них нет ничего удивительного в том, что мужчина тебя приобнимает за плечи, на Востоке друзья часто ходят за руку или под руку и целуются при встрече-расставании). Тому хоть и нравились смуглые темноволосые ребята, иностранцев он терпеть не мог. Если Тому задавали какой-то вопрос по грамматике, он делал морду кирпичом и строго спрашивал: "Нафиг тебе грамматика, придурок? Чтобы пособие получать, грамотно писать не надо. Ах ты рабоооооооооотать хочешь? Хахахахаха, вы все слышали? Ой, умора, он работать вздумал. Да кто тебя на работу возьмет, разве что дерьмо выгребать!" Меня он тоже невзлюбил с тех пор, как встретил меня в индийском ресторане. Подойдя к моему столику, он картинно вылупил глаза, патетически замахал руками, очевидно, считая себя драматическим актером, и громко спросил: "А ты что тут делаешь? Тебе надо в русский ресторан." На что я ответила: "Том, а ты что сюда явился? Здесь сосиски с капустой не подают". Том страшно обиделся и больше на мои вопросы не отвечал. Мартина на меня время не тратила с самого начала, я же не Самир. Я просиживала в читальном зале до закрытия школы и училась, училась, училась... Они злились, потому что официально они должны были сидеть там до пяти, но занятия заканчивались в час, а потом желающим можно было оставаться в читальном зале до закрытия, а им хотелось уйти пораньше.
Любимой фишкой Тома была объяснять нам порядок слов в косвенном предложении таким способом: на доске писался пример, например, такой: "Хотя Карим из Марокко, он не такой уж и тупой". Какой-нибудь соотечественник Карима поднимал руку: "Господин, вы случайно не фашист?" Том оглушительно ржал и с размаху хлопал худенького мароккашку по плечу, так что тот сгибался пополам, и трепал его по кудрявой башке. Hа занятие по теме "шоппинг" Том приносил пакет с продуктами, раскладывал их на столе и предлагал одному из нас быть продавцом, а другому покупателем. Продавцом был Мохамед, а я - покупателем. Как мы с ним любили Тома, вы уже знаете. Поэтому, зайдя в "магазин", я вежливо поздоровалась "Салам алейкум". Мохамед ответил сначала просто на автомате "Алейкум салам", а потом понял, в чем шутка юмора и заржал. На праведный гнев Тома мы наивно округлили глаза и ответили: "А это марокканский магазин".

Еще у нас в группе был иранский коммунист Амин. На майке у него был изображен Че Гевара, а на предплечье был вытатуирован серп и молот. В бумажнике приютился портрет Ленина. Амин носил с собой на занятия фляжку водки и в течение дня отпивал по глоточку, фляжки хватало ему как раз до двух, потом он отправлялся домой за подкреплением. Называл он эту свою привычку "борьбой с режимом Хомейни". На мое замечание, что это скорее напоминает борьбу с собственной печенью, он обвинил меня в предательстве коммунистических идей. Я не отрицала.

Афганец Нури идеям Амина сочувствовал, но сам не пил. Да и со мной ссориться не хотел по той причине, что он был страшно стеснительным и все, что имел донести до окружающих, шепотом говорил мне, а мне полагалось это озвучить.

Турок Барыш время от времени приносил турецкие сладости и раздавал по кусочку исключительно молодым и симпатичным женщинам. Сколько бы мы ему не пытались втолковать, что так некрасиво и что это дискриминация, он каждую пятницу совершал тот же ритуал, словно любимых жен одаривал.

Он был не единственным, кто дискриминировал, Катрин из Южной Африки не скрывала, что вышла замуж за голландца, чтобы получить гражданство. Когда ей предложили привести с собой мужа на школьную вечеринку, она заявила: "Вот еще, буду я с этой белой свиньей тут позориться!" Тогда мы поняли, почему она не хотела с нами есть и вообще сидеть.

Нигерийцы, наоборот, были очень дружелюбные и отгоняли от меня чересчур наглых марокканцев. Последние по-моему застревают в подростковом возрасте надолго, иначе как объяснить поведение молодого человека, который дергает тебя за косу и заливает за шиворот минералку. Один из нигерийцев был 165 ребенком в семье, поэтому короткого имени ему не хватило - кончились. У него было имя на целую строчку, которое никто не мог выговорить.

Я уже устала печатать, а логического конца истории все никак не могу придумать. Наоборот, вспоминаются всякие смешные случаи и персонажи, а вот закончить рассказ не удается. Перечитала первые две строчки и поняла, что то, в чем меня обвиняют, не соответствует действительности. Говорят, что меня привлекает новизна, а потом быстро надоедает и приводят в пример то, что мне сначала очень нравилось жить здесь. На самом деле мне нравилась именно мультикультурная среда, а когда началась голландская жизнь, все как-то сразу поблекло. Значит, надо не "доводить начатое до конца", а продолжать искать то, что мне, возможно, придется по душе.
Tags: nl, past
Subscribe

  • Амстердамское лирическое

    Иду на работу. Прохожу мимо сидящего бомжа. Внезапно он заговаривает со мной. — Доброе утро. Голландский или английский? — Все равно. — Понимаете,…

  • (no subject)

    Местные политики обсуждают возможность не давать детские деньги тем, кто детей не прививает. Это гениально, ящетаю. #слонудробинавжопу У тех, кто…

  • (no subject)

    У некоторых людей очень забавная реакция на шубу. Они начинают вспоминать разных хороших людей, у которых тоже есть шуба. Из серии: у меня есть друг…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments

  • Амстердамское лирическое

    Иду на работу. Прохожу мимо сидящего бомжа. Внезапно он заговаривает со мной. — Доброе утро. Голландский или английский? — Все равно. — Понимаете,…

  • (no subject)

    Местные политики обсуждают возможность не давать детские деньги тем, кто детей не прививает. Это гениально, ящетаю. #слонудробинавжопу У тех, кто…

  • (no subject)

    У некоторых людей очень забавная реакция на шубу. Они начинают вспоминать разных хороших людей, у которых тоже есть шуба. Из серии: у меня есть друг…